Я закричала в темноту «Господи,…!» и получила ответ

Случилось это со мной в далеком теперь уже 1991 году. Мы жили в небольшом курортном городке в сорока минутах езды на электричке от Ленинграда, работала я сестрой-хозяйкой в хирургическом отделении городской больницы.

Одной из моих обязанностей было забирать верхнюю одежду у больных, которые поступали в отделение. Я должна была сдавать ее в специальный гардероб и приносить перед выпиской. Но иногда больным назначали консультации в специализированных клиниках в Ленинграде, и если их бывало много, одежду приходилось приносить часто, а мне бывало «лениво» носить туда-сюда, и я оставляла ее в своем кабинете на вешалке в углу. Иногда там собиралось довольно много мужских костюмов, пиджаков и брюк.

В один из дней выписывали дедушку: хороший такой дед, спокойный, незлобный, терпеливый. У него были проблемы с сосудами, началась гангрена, и ему пришлось ампутировать ногу выше колена. Я, как и положено, принесла ему пальто и обувь из гардероба и пошла за костюмом, который, я хорошо помнила, должен был висеть в моем кабинете. Однако обнаружилось, что там висят только брюки, а пиджака нет…

Я обыскала все, что было можно, но так и не нашла. Время шло, пришла машина, приехали родственники, а пиджака нет. Мне было очень стыдно и плохо, дедульку жалко… А он еще такой терпеливый: не ругается. Пришлось извиняться руководству отделения, а мне — написать расписку, что обязуюсь в течение недели найти пиджак или вернуть деньги. Сумму определили в сто рублей, по тем временам немало: моя зарплата за месяц — сто сорок рублей. А жили мы тогда с сыном вдвоем, и за помощью обращаться не к кому. Деда увезли, я смирилась с мыслью о том, что придется заплатить, а как жить целый месяц — непонятно…

И вот однажды вечером… Я уже спать легла, а мысли все крутятся вокруг события… И деда так жалко! Ну где он будет сейчас костюм покупать, ведь без ноги — и пенсия, наверное, небольшая, да и в магазинах ничего не достать (девяностые — они были с талонами и пустыми магазинами). И себя жалко, и сына. И сама виновата: бестолочь ленивая! И куда делся этот злополучный пиджак — непонятно. Только одно возможное объяснение: кто-то из больных взял… Но ведь без меня никто не заходил, и потом, сколько времени прошло, где искать и, главное, — КОГО?

Градус отчаяния повышался, и в какой-то момент я прямо села на кровати и закричала в темноту: «Господи! Я виновата, я плохо поступила, но почему из-за одного… человека… должны страдать ни в чем не виноватые дед и мой сын?» Крик стих — ничего не произошло. Гром не грянул, небеса не разверзлись, да я и не ждала ничего… просто вырвалось!

Легла обратно, и как во сне я вдруг «увидела» тот день! Увидела? Или вспомнила… как в кабинет ко мне пришла женщина за чистым бельем для мамы, я разговаривала с ней, доставала из шкафа постельное белье, и в этот момент пришел мужчина, сказав, что его выписали и надо забрать пиджак. Сказал: «Не беспокойтесь, я сам!» — и отдал мне записку с фамилией, которую я всегда клала в карман, чтобы знать, чья это вещь. И ушел… Я даже фамилию «вспомнила»: Шачнев. До сих пор помню, хотя больше двадцати лет прошло.

Наутро пришла в отделение, уже зная, что делать, но сомневаясь: а вдруг ошибаюсь… Выяснила по картотеке, был ли больной с такой фамилией. Оказалось, был, и адрес есть! Раздала все костюмы больным — остался один пиджачишко бесхозный. Я его в пакет — и по указанному адресу.

Пришла — он дома. Я ему говорю, что он свой пиджак забыл в отделении, а он в дедушкином новом стоит — на работу собрался. Я его пристыдила, а он говорит: «Ну, я больной — ошибся, а вы-то, здоровая, как мне его отдали?» Но пиджак вернул, не сопротивлялся. Я вышла из подъезда с этим пиджаком в руках, встала на крыльце и застыла: так не бывает!

Потом всем в отделении рассказала и про ночной крик к Богу, и про то, что «увидела», и как Шачнева нашла… Кто-то удивлялся, а старшая медсестра сказала, что надо свои обязанности выполнять, тогда и кричать по ночам не придется! Она, конечно, права (улыбаюсь).

Вот так Господь мне тогда помог — это я точно знаю. А я — как была номинально верующей («ни Богу свечка, ни черту кочерга»), так и оставалась. Только через тринадцать лет обратилась к Нему…


Я закричала в темноту «Господи,...!» и получила ответ

Текст — отрывок из сборника рассказов «Бог с моей улицы. Истории из жизни: Все написано так, как было».

Это книга полная удивительных рассказов, в которых люди из разных городов и стран делятся историями своей встречи с Богом.

Бывший бандит и студентка, священник и популярный блогер, рекламщица и молодая мама, медсестра и экстремал — все такие разные! Объединяет авторов книги одно — чудо, произошедшее в их жизни. В этих простых, непричесанных, настоящих историях мы явственнее видим любовь Творца к людям, Его незримое ежесекундное присутствие в нашей судьбе.

М.: Никея, — 2019, 240с.

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *