Владимир Легойда. Два замечания о трагедии в Казани

На эмоциях лучше не писать, хотя чаще всего именно из-за эмоций не писать не получается. Но для анализа и выводов эмоции (включая гнев, возмущение и проч.) — плохой советчик.

Первое. Выявленная страшной бойней проблема — не вопрос безопасности школ и школьников, а проблема доступа психически ненормальных людей к оружию (стрелок мог пойти в магазин, больницу и т.д.) И эту проблему надо решать.

Я сам получал разрешение на оружие (охотничье) в Москве в 2015  и 2020 гг. В 2015, действительно, практически все справки покупались (из врачей меня тогда смотрел только окулист). В 2020 за пару дней оформил все бумажки. Сдал экспресс-тест на обнаружение наркотических веществ в моче, был на приеме у психиатра. Беседа длилась минут пять. Из вопросов помню: зачем мне оружие, на кого буду охотиться, не слышу ли в голове голоса. Достаточно ли профессионалу этих 5 минут, чтобы сделать вывод о психическом состоянии человека — не знаю (полагаю, что вряд ли). Конечно, ситуацию надо менять. Понятно, что любое ужесточение процедуры приведет к тому, что многие из тех, кто вчера кричал: “как он мог получить разрешение?”, завтра будут возмущаться: как ужасно все забюрократизированно, зачем это все и проч. Но ужесточать надо — слишком высока цена.

Второе. Понимаю, что это многим не понравится, но все же скажу: не нужно каждому, у кого есть свой блог и т.п., считать своим долгом  обязательно высказаться, а тем более — весь день писать на тему трагедии. Понимаю, что переполняют эмоции, понимаю, что хочется выразить солидарность и не хочется выглядеть равнодушным, но…

Результат любого теракта или поступка сумасшедшего, подобного вчерашнему, — не только смерть или увечья людей, но и страх. Паника. А еще — распространение информации — самой разной, нередко, не имеющей никакого отношения к реальности, но неизбежно циркулирующей по всему медиапространству и создающей кратинки — одну страшнее другой. Зачем ее умножать? Что это может изменить в лучшую сторону?

Почему в тоталитарных обществах почти нет терактов или их очень мало? В том числе потому, что о них никогда не расскажут. Это не повод отказываться от демократии, но причина задуматься, что у нее есть своя цена. И если мы не хотим, чтобы она стала слишком высокой, нужно десять, двадцать раз подумать, прежде чем высказаться. Особенно в такой ситуации. Даже (или особенно) когда тебя переполняют чувства. Даже, если ты журналист. Сообщили, выразили соболезнования, помогли пострадавшим — если и чем можем. Но не крутим тему постоянно, потому что у нормальных людей от этого только больше страха (почитайте вчерашние сообщения). А потенциальных убийц это не остановит, но лишь подстегнет. Ведь для них это слава. И пишущие — пусть против воли, пусть косвенно — но в этом подстрекательстве тоже участвуют.

Вечная память погибшим, сил и скорейшего выздоровления пострадавшим.

P.S. Для коллег-журналистов: все вышесказанное – исключительно моя личная точка зрения, а не официальный комментарий.

Читайте также:

«Это явно больной человек. Нет смысла искать причину, почему он так поступил» — психотерапевт о «казанском стрелке»

Откуда берутся убийцы, подобные казанскому стрелку, — мнение психолога

Сообщение Владимир Легойда. Два замечания о трагедии в Казани появились сначала на Православный журнал «Фома».

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *