«После этого вопроса отца Димитрия Смирнова я надолго “завис”» — история из жизни священника

Чем больше проходит времени со дня смерти отца Димитрия, тем чаще вспоминается разговор, который произошел примерно за год до этого. Последние шесть лет мы виделись редко, примерно раз-два в год, когда мне удавалось приехать на службу в родной Благовещенский храм. Общались в основном по телефону — периодически созванивались, обсуждали вопросы, связанные с пастырской практикой, он всегда что-то советовал.

Однажды в алтаре перед литургией у нас зашел разговор, что называется «за жизнь». И отец Димитрий вдруг сказал: «Ты знаешь, я всю жизнь считал, что человек приходит на землю, чтобы пострадать. И только недавно понял, что на самом деле он живет, чтобы стать счастливым». А потом спросил: «Скажи, а вот ты счастлив»? Этот вопрос был настолько неожиданным и глобальным, что я «завис».

Уже было пора начинать службу, батюшку кто-то отвлек, он пошел к престолу, а я продолжал «висеть»: как понять, счастлив или нет? Если сразу не ответил «да», то, наверно, несчастлив. Но ведь вроде же все в порядке… А что такое счастье вообще? Мне бы спросить тогда об этом у самого отца Димитрия, но отчего-то не спросил. Не спросил и то, счастлив ли он сам. Теперь уже и не спросишь.

«После этого вопроса отца Димитрия Смирнова я надолго “завис”» — история из жизни священника

Думаю, что про счастье он говорил из личного опыта. Сколько я помню батюшку, от него всегда исходила неколебимая уверенность и сила, он все время боролся с несправедливостью, чиновничьей бюрократией, человеческим равнодушием, на евангельских началах любви к Богу и ближним стремился преображать мир вокруг себя. Он всегда представлялся мне таким сказочным богатырем, для которого нет ничего невозможного. Но в последние годы к этому добавились еще какая-то тихая умиротворенность, спокойствие и принятие, которые внесли в этот былинный образ новые черты — мягкость, трогательность, лучистость. Он словно бы узнал некую тайну, смотрел на все, в том числе на себя, — со стороны, из другой перспективы, наблюдал и удивлялся тому, как премудро Бог действует в мире.

Его здоровье ухудшалось, это вызывало у него недоумение, но не ропот. «Старость подкралась незаметно, теперь все больше времени приходится проводить у врачей», — с досадой, что приходится тратить время на здоровье, но без огорчения сказал он по телефону буквально за неделю до того, как свалиться с коронавирусом. Потом, по мере усугубления недуга, все, кто находился рядом с ним, не могли не замечать, что физические страдания практически не влияли на состояние его духа, который в какие-то моменты проявлялся еще ярче и непосредственнее.

В старости батюшка приобрел то детское ощущение мира, о котором говорил Спаситель, ставя детей в пример апостолам. Сохранив при этом мудрость, твердость, решительность, проницательность и другие качества, свойственные ему ранее. Возможно, в этом и был секрет его счастья — он научился с радостным удивлением принимать мир и за все благодарить Бога, даже если его что-то и смущало. Благодарить не по принуждению, не потому что так надо, а искренне, свободно, осознанно. В его душе раскрылось Царство Небесное, в вечности которого он, верим, отныне пребывает.

Читайте также:

«Он говорил подчас резкие слова, но говорил от боли сердца, от любви» — священники и миряне вспоминают протоиерея Димитрия Смирнова

15 неожиданных цитат протоиерея Димитрия Смирнова

Читать Евангелие и «жить здорово», — протоиерей Дмитрий Смирнов

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *