«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

11 января в НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского священник Василий Гелеван поздравил с Рождеством Христовым больных коронавирусом. «Фоме» удалось пройти в «красную зону» вместе с ним — вот как это было.

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

— Заранее о моем приходе пациентов никто не предупреждал. Только когда сестры милосердия в коридоре запели рождественскую колядку, больные сразу поняли, что это не доктора. И тут захожу я — в защитном костюме, епитрахили и радостно всех приветствую. Времени было мало, я говорил какие-то общие фразы, но потом подходил к каждому — благо над кроватями у всех написаны имена, так что мы быстро находили общий язык: когда обращаешься к человеку по имени, это сразу располагает. Да и у меня на защитном костюме было написано, кто я.

Очень важно просто поддержать людей, как-то их ободрить. Вижу, одну женщину зовут Параскева. Говорю ей: готовьтесь, скоро у вас выписка. Она удивилась и начала спрашивать когда. А я говорю — скоро, ведь имя Параскева означает «Подготовка». Вот и готовьтесь выйти отсюда. Она так воодушевилась!

Вообще, наша встреча прошла очень радостно, чувствовался эмоциональный подъем. Люди не все православные, не все регулярно ходят в храм. Но всех объединила болезнь. Каждому, независимо от его вероисповедания, было приятно, что пришел священник и лично ему сказал добрые слова.

Все люди в разном состоянии: кто-то делал огромное усилие, чтобы просто встать и взять благословение, а кто-то чувствовал себя прекрасно и уже готовился к выписке. Одна женщина даже разговаривать не могла — у нее в трахее была трубка, по которой поступал кислород. Было видно, что очень хочет что-то мне сказать. Она взяла салфетку и написала: «Можно я сегодня причащусь?» Конечно, я тут же это сделал — я специально взял с собой запасные Дары. Обычно даже в «красной зоне» мы с сестрами милосердия готовим людей заранее ко Причастию, я принимаю у них исповедь. Но это был особенный случай: человек находится на волоске от смерти и нельзя оставить его без таинства.

Некрещеных людей стараюсь просто поддержать морально, чтобы человек не чувствовал себя так одиноко, дарю ему что-нибудь сладкое. У нас для подарков было целых четыре корзины с вареньем, выпечкой, конфетами. Главное, чтобы визиты священника были с «человеческим лицом», а не состояли из сухих наставлений. Никакого отторжения у людей я не заметил — видно, что мне были рады. Ну и я попросту не успел им надоесть.

Сегодня произошло еще одно важное событие. Но сначала расскажу его предысторию. Две недели назад я пришел сюда, в больницу, к брату своей прихожанки, с которой давно знаком. Я знал, что этот человек, Михаил, совершенно неверующий и даже враждебно относится к Церкви. Миша не хотел со мной встречаться, но я все же решил пойти — хотя бы для того, чтобы утешить верующую сестру. Он очень удивился, увидев меня, но общался вежливо. При этом явно не понимал, зачем я вдруг пришел. Мы с ним разговорились, и тут я увидел на его руке большую цветную татуировку с незнакомым для меня смыслом. Это было пять латинских букв: IDDQD. Я спросил, что это означает. Оказалось, это код бессмертия в компьютерной игре Doom — если его ввести, персонажа нельзя убить. Я немного подумал и ответил, что ведь и у меня тоже есть код бессмертия! Он очень заинтересовался и начал спрашивать, что же это. «Христос воскресе!» — вот мой код бессмертия, с улыбкой ответил я. Мы еще немного поговорили, нашли общие темы и я ушел.

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

Сразу после этого Миша позвонил сестре и удивленно сказал: «Не думал, что батюшка может прийти ко мне и не ругаться!» Это было две недели назад.

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

И вот сегодня мы встретились еще раз. Он очень обрадовался, когда увидел знакомое лицо — на полной изоляции без телефона и Интернета это редко кому удается. Мы снова немного поговорили, и я предложил ему причаститься. Представляете, он с радостью согласился!

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

Как я уже сказал ранее, у меня были с собой Святые Дары, поэтому причащение Михаила состоялось сразу. Христос говорит так: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин 6:56). Это значит, что внутри Михаила теперь Христос, Который будет вместе с ним бороться с его болезнью. Он очень воодушевился после этих слов. После причащения Михаил сказал: «Теперь я хочу осознать, что же со мной произошло».

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

Кстати, по дороге мы встретили главного врача, которого тоже поздравили с Рождеством Христовым. Он в это время совершал обход. И для него и всех остальных медиков это важно — так они понимают, что не одни. Мы волонтеры, которые приходят на помощь.

Это важно для любого врача: понимать, что он делает важное дело и люди готовы его поддержать. У них ведь колоссальное моральное напряжение, бессонные ночи, дежурства. А тут приходит священник, улыбается, поздравляет, сестрички поют колядки. И на душе становится легче.

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

Я давно не думаю об опасности заразиться в «красной зоне». У нас защитные костюмы, как у всего медицинского персонала, мы выполняем все санитарные требования. Для самого себя это нисколько не страшно. А вот стать причиной болезни других — это уже другое дело. К этому отношусь серьезно: я общаюсь с большим количеством людей: прихожане, семья, родители — все они попадут в зону риска, если что. Вот это реально страшно. Поэтому все меры соблюдаю строго. Я не такой уж герой, конечно, мне немного боязно заболеть, но меня отчасти успокаивает тот факт, что я уже переболел в легкой форме и в крови есть антитела.

«Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа

Кстати, мой отец, тоже священник, изначально был против моих походов в «красную зону». «Вася, ты геройствуешь», — сказал он мне в сердцах. Он испугался за меня, семью и внуков. Тяжело было это слышать и идти без отцовского благословения. Но не пойти я не мог. А потом в октябре он сам заболел и попал в больницу. Когда я пришел к нему в «красную зону», чтобы причастить, он переменил свое мнение. Слава Богу, через полторы недели он поправился и вернулся домой. И теперь всем рассказывает об этом случае.

Сообщение «Она не могла говорить. Написала что-то на салфетке и дала ее мне» — что священник увидел в «красной зоне» Склифа появились сначала на Православный журнал "Фома".

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *