О свободных и рабах

«Да вы же сами называете себя рабами!» Стереотип, стоящий за этой обращенной к верующим фразой, как-то уж очень глубоко пустил корни в сознании многих людей. В том числе — людей хорошо образованных. Я, по крайней мере, регулярно сталкиваюсь с таким фундаментальным непониманием основ христианской веры в дискуссиях о православии, которое, как утверждают его критики, подавляет в человеке любые проявления свободы.

А ведь, казалось бы, суть проста: человек всегда строит свою жизнь, опираясь на некие ценности, и, когда христиане называют себя «рабами Божьими», это означает, что главное для них — Бог, Который есть Любовь. Более никем и ничем они в этой жизни не порабощены.

Любой человек от чего-то зависит, в этом смысле любой человек всегда — раб. Кто-то — сексуальных утех, кто-то — неуемного стремления к деньгам, власти, кто-то — профессионального признания, успеха, славы…

Весь опыт человечества вопиет: именно в религиозном поиске человек стремится освободиться от этого рабства всему на свете. А возможно это, утверждает христианство, только когда ты весь устремляешься к Богу и исповедуешь: «Я раб Божий!» Не в том смысле, который с древнейших времен принято вкладывать в понятие «раб», не человек, лишенный прав и гражданства, а тот, кто ничем больше не связан в этой жизни и живет так, как призывает Христос, живет во Христе. То есть раб Божий — это абсолютно свободный от любой другой зависимости человек. Если Божий, то, значит, больше ничей. А путь святости — это именно путь к такому освобождению.

К слову, в свое время мы с Владимиром Гурболиковым написали статью в «Альфу и Омегу» — замечательный журнал, создателем и бессменным редактором которого была Марина Андреевна Журинская. В той статье, в частности, была мысль, что фраза «я же не святой» нам, христианам, противопоказана. И когда мы говорим: «Ну, я же не святой», это, в общем-то, слабое оправдание. Потому что в христианстве святость, свобода от греха является именно нормой жизни.

Понятно, что эта норма в падшем мире труднодостижима. Но это то, к чему все мы призваны. Хотя здесь, конечно, есть и тайна, и парадокс — не случайно всякий раз на литургии после слов «Святая святым» хор поет: «Един свят, един Господь», что значит — только Бог свят. И тем не менее библейское призвание: Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш (Лев 19:2) — компас христианина. Основной принцип жизни человека, который хочет стать по-настоящему свободным.

Сообщение О свободных и рабах появились сначала на Православный журнал "Фома".

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *