Нечего сказать на исповеди. Неужели исповедовать помыслы?

Вопрос читателя:

Доброго дня, батюшка! У меня серьёзный и одновременно простой вопрос, на который я не могу найти ответ в интернете. Моя духовная жизнь уже очень давно зашла в тупик и мне нужна помощь. Я много лет грешил рукоблудием, и, когда я не совершаю этот грех, я не знаю, что мне нести на исповедь. Мои исповеди становятся формальными и бессмысленными. А священники ещё и ругаются, когда у них спрашивают, мол «ты сюда каяться пришел или вопросы задавать?» Вот такая ситуация, что страсть блудная есть, факта греха нет, и непонятно, что говорить перед Причастием.

Проблема этого тупика в том, что я возвращаюсь назад к своему рукоблудию. Если нет дороги вперёд, значит, мы поедем назад. Когда я согрешил, я понимаю, в чем смысл исповеди, если греха нет, то что мне, по-монашески исповедовать помыслы? Это тоже несерьёзно.

Помыслов тысячи. Посмотрел на женщину с вожделением — уже грех. Неужели всё это нужно исповедовать? Ну очень мало смысла. Мне понятно, зачем нужна исповедь, когда человек только начал свой церковный путь, понятно, зачем нужна исповедь, если ты вляпался: напился, сблудил, украл что-то, обидел кого-то. Но если ощутимых грехов нет, зачем исповедовать «микробы»?

В общем, помогите разобраться, помогите выйти из духовного тупика, объясните, зачем нужна исповедь перед Причастием человеку, который 17 лет в Церкви и грехов ощутимых на совести не имеет. Неужели нужно исповедовать помыслы мирскому жителю современного мегаполиса? Помогите…

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день!

Вообще о таких вещах нужно разговаривать лично, потому что, как Вы понимаете, не зная Вас, не видя Вас, очень сложно сказать что-то конкретное именно Вам лично.

Поэтому первая моя рекомендация — это Вам поговорить со священником, которому Вы исповедуетесь, так и сказать, что вот, наступил некий кризис, тупик, помогите разобраться. Возможно, для этого стоит поискать опытного священника, которому будет что сказать Вам, учитывая Ваш 17-летний опыт церковной жизни. Тогда к нему и стоит ходить и у него духовно окормляться, чтобы как-то выправить и обновить Вашу духовную жизнь. Разговор этот лучше вести не во время исповеди, а подойти и на исповеди или после службы договориться об отдельной беседе. Если в храме есть расписание дежурств духовенства, то прийти в приемные часы и спокойно и обстоятельно поговорить, возможно, и не один раз: дело серьезное.

Дальше мне не очень просто Вам что-то советовать, повторюсь, поскольку я Вас не знаю. Ваше письмо как бы сводится к тому, что духовная жизнь — это об искоренении факта совершенных грехов. Вы тут как Емельян Пугачев из «Капитанской дочки»: «Не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не попадешь в Царствие Небесное». Но дела обстоят совсем не так!

Смысл жизнь человека — это возрастание в любви и максимальное приближение к Богу. Бог — это любовь, и чем ближе человек к Нему становится, тем острее он видит свое несовершенство. Проведу грубую аналогию: когда человек только начинает изучать какой-нибудь предмет или профессию, он понимает, что не знает в нем ничего. Далее он продвигается, и каждый шаг кажется огромным достижением: я не умел читать по-китайски — я научился, этот язык впервые стал мне открыт! Я не умел работать в этой программе — я освоил базовый функционал, вот это да! По сравнению с нулевым знанием хотя бы какое-то базовое знание видится как огромное приобретение. Дальше человек может очень долго быть на среднем уровне: базу он освоил, а дальше не идет, и среднего плюс-минус хорошего уровня ему вроде как достаточно, дальше становится сперва все ясно, потом все скучно, потом человек может начать выпускать дело из рук или видеть в нем просто однообразную рутину… Но посмотрите на профессионалов своего дела, мастеров. Как они относятся к работе? Они продвигаются вперед и узнают все время что-то новое — и узнают, и учат молодых, и растут, растут, растут. И спросите такого мастера, много ли он знает? Он ответит, скорее всего, что чем больше узнает, тем больше он понимает, сколького не знает на самом деле. Так же и святые: чем ближе любовь, тем острее они понимают свое несовершенство. Это не невроз, это объективная оценка себя рядом с Идеалом, и иначе быть не может.

Что происходит с Вами, я не знаю. Возможно, Вам стоит перефокусироваться и свой взгляд направить не на то, что Вы сделали или не сделали в плане грехов, а на то, куда Вы движетесь внутренне, как строятся Ваши отношения с Богом, куда Вы идете и насколько у Вас получается это внутреннее движение. Например, Вы перестали рукоблудничать. Хорошо, слава Богу. Но это ведь очень простой и базовый уровень. А как Вы живете в своей семье — с родителями, с женой, если она есть, с детьми, если таковые имеются? Как Вы к ним относитесь, какова Ваша любовь? Радуете ли Вы их, помогаете ли? Не пропускаете ли случая обнять, поддержать, обогреть тех, кто рядом с Вами? А как на работе? Как Вы относитесь к своему делу, к коллегам? Что насчет страхов, зависти, обид новых и давних? Что вообще происходит в Вашей душе, чем она наполнена?

Вы пишете, что исповедание помыслов — это для монахов. Я обескуражен! Монахи устроены так же, как и миряне, мы все люди и принципы аскетики едины для всех! То, что оставили — и слава Богу! — монахи в своих текстах — это тончайшие и прекраснейшие учебники психологии, накопленный бесценный опыт знания о человеке и устройстве его души. Помысел говорит о том, что цепляет Вас, какие склонности могут развиться, куда Вы можете свернуть не туда с верной дороги. Если у Вас есть жена, а Вы на другую женщину смотрите с вожделением — от этого надо избавляться, исповедовать это, чтобы оно над Вами не властвовало, и смотреть, что деятельно можно (и нужно!) изменить в Вашей жизни, например, в отношениях с супругой. Или, например, Вы взрослый человек, хотели бы быть в браке и не женаты. Почему? Что Вам мешает? Какие такие камни преткновения есть внутри Вас, что Вы не можете построить брачный союз? Или, например, зависть. Чему Вы завидуете, почему? Почему тратите силы на зависть, а не на то, чтобы самому стать лучше и получить то, что так хочется иметь? А чего Вы боитесь и почему в Вас вообще есть страх, хотя страх противоречит природе любви? Тут же целый океан для работы над собой, для того, чтобы убирать из души все эти лишние вещи и открывать ее навстречу Богу, освобождать в ней для Него должное место.

Исповедь человеку нужна постоянно, потому что к нам, людям, постоянно цепляется что-то лишнее, от лукавого, и наша задача — вести с этим борьбу, ту самую невидимую брань, чтобы наша душа оставалась чистой. И чем дальше, тем больше и тем острее, и в этом преодолении — духовный путь и возрастание христианина. А Вы, получается, пока сдаетесь где-то на самом базовом этапе: грехов не видите, с рукоблудием справиться не можете, ну что это такое… Так и зависаете на этом этапе, да разве же можно?
Так что вперед — помолиться Богу, поговорить со священником и творчески переосмыслить свою жизнь и направить ее в сторону деятельного самосозидания. И, к слову, можете начать как следует изучать свою религиозную традицию, пойти на курсы, купить семинарские учебники, записаться в Воскресную школу или какой-нибудь хороший лекторий, с тем чтобы как следует разбираться в аскетике и в том знании, которое есть в Церкви о человеке в целом, а стало быть, и о Вас самом. Будете больше и более грамотно читать труды святых отцов — сразу станет ясно, в какую сторону Вам двигаться, чтобы достичь такого состояния, к которому призван каждый человек — святости, в конечном итоге.
С Богом, дорогой!

Сообщение Нечего сказать на исповеди. Неужели исповедовать помыслы? появились сначала на Православный журнал «Фома».

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *