Как можно радоваться в раю, если близкий в аду?

Вопрос читателя:

Здравствуйте. Как можно испытывать любовь и блаженство в раю, когда кто-то из родных страдает в аду? Узнаем ли мы родных в раю и будет ли испытываться радость за них?

Отвечает иерей Сергий Ширапов:

То, как все будет в жизни Вечной, находится вне пределов нашего жизненного опыта. Мы не знаем даже точно, как будем ощущать себя после отделения души от тела, то есть смерти, поэтому любые разговоры об этих вещах могут вестись только приблизительно и очень важно понимать цель, с которой ведутся такие разговоры, иначе есть большое искушение уйти в праздномыслие, которое губительно. Поэтому я бы посоветовал заниматься теми делами, на которые Вы можете повлиять, которые, что называется, у Вас в руках. По крайней мере, это будет точно не пустое.

Что касается вопроса, давайте попробуем порассуждать.

Конечно, все это мучительно. После смерти те, кто попадет в Рай, будут ограждены от любых страданий, и этих в том числе. Гораздо хуже самим попасть в ад: там уже мы точно никому ничем не поможем, и нас будет беспокоить только наше собственное страдание.

Как и сейчас многие только на своем горе зациклены. Ведь у многих из нас, без всякого сомнения, родные уже в аду по их внутреннему состоянию. И, тем не менее, мы пьем, гуляем, веселимся, радуемся. Многие и траур не блюдут, как положено: даже не дожидаясь 40-го дня, устраивают дни рождения, свадьбы. Что можно сделать сейчас? Молиться о своих усопших родных, молиться о тех, кто еще жив, помогать тем, кому нужна наша помощь. Это непременно даст какие-то плоды, потому что молитва — это то, что на самом деле нужно усопшим.

Мы знаем также, что святые, пребывая в любви Божьей, не могут мучиться и страдать, потому что их состояние превыше мук и страданий. Если даже тут врачи могут добиться своими седативными препаратами, чтобы человек был спокоен (например, когда хоронит ребенка) то тем более Бог, который сотворил и врачей, и препараты эти, сделает так, что никто их праведных не будет мучиться из-за родных в аду. Конечно, какая радость может быть за них? Так что каким-то образом это все устроится.

Можно задать еще такой вопрос: а как Сам Бог испытывает любовь и блаженство, видя бесов и людей в аду? Ведь Сам Бог и есть Любовь, и благий, «Никто не благ, как только один Бог» (Мф 19,17).

И тут предложу Вам такой вопрос: а что такое эта радость и блаженство? Это не совсем то же, что радость земная, это особое состояние близости к Богу, бытия с Богом, обоженного бытия человека, и все описание его, какие есть, — это только грубые аналогии, которые можно провести с нашей жизнью. Подробно об этом состоянии можно прочитать в материале Царствие Небесное: Где оно находится и как туда попасть?.

Узнаем ли мы наших родных — конечно, узнаем. Например, одна святая описывает свою мать и сон о ее загробной участи:

«Мать моя вела жизнь рассеянную в высшей степени и столь развратную, что подобной ей женщину трудно было сыскать. Она была так говорлива, что казалось, все ее существо составлял один язык. Беспрестанно она затевала ссоры со всеми, проводила время в пьянстве с самыми невоздержанными мужчинами. Она расточила все, что нам принадлежало, а ей отец передал распоряжение домом. Она так злоупотребляла своим телом, оскверняя его нечистотами, что немногие из нашего селения избежали блудного с ней совокупления…

В мрачном и темном доме, наполненном скрежетом зубов и горем, он показал мне огненную печь с кипящей смолой. Какие-то страшилища стояли у ее устья. Я заглянула внутрь и увидела в ней мою мать: она погрязла по шею в огне, скрежетала зубами и горела, тяжкий смрад разносился от червя неусыпающего. Увидев меня, она воскликнула с рыданием: “Увы мне, дочь моя! Эти страдания – последствия моих собственных дел. Воздержание и все добродетели казались мне достойными посмеяния. Я думала, что жизнь моя в сладострастии и разврате никогда не кончится. Пьянство и объедание я не признавала грехами. И вот! Я наследовала геенну, подверглась этим казням за краткое наслаждение грехами. За ничтожное веселие расплачиваюсь теперь страшными муками. Вот какую получаю награду за презрение Бога! Объяли меня всевозможные, бесконечные бедствия. Ныне время помощи, ныне вспомни, что ты вскормлена моей грудью! Воздай мне, если ты получила от меня когда-либо что-либо! Умилосердись надо мной! Жжет меня этот огонь, но не сжигает. Умилосердись надо мной! Меня в этих муках снедает отчаяние. Умилосердись надо мной, дочь моя, подай мне руку и выведи меня из этого места.”

Когда я отказывалась это сделать, боясь тех страшных стражей, которые тут стояли, она снова причитала со слезами: “Дочь моя! Помоги мне. Не презри плача твоей родной матери! Вспомни мою болезнь в момент твоего рождения! Не презри меня! Погибаю в огне геенском.” Ее вопль вызвал у меня слезы, я начала также стенать.В мрачном и темном доме, наполненном скрежетом зубов и горем, он показал мне огненную печь с кипящей смолой. Какие-то страшилища стояли у ее устья. Я заглянула внутрь и увидела в ней мою мать: она погрязла по шею в огне, скрежетала зубами и горела, тяжкий смрад разносился от червя неусыпающего. Увидев меня, она воскликнула с рыданием:

“Увы мне, дочь моя! Эти страдания – последствия моих собственных дел. Воздержание и все добродетели казались мне достойными посмеяния. Я думала, что жизнь моя в сладострастии и разврате никогда не кончится. Пьянство и объедание я не признавала грехами. И вот! Я наследовала геенну, подверглась этим казням за краткое наслаждение грехами. За ничтожное веселие расплачиваюсь теперь страшными муками. Вот какую получаю награду за презрение Бога! Объяли меня всевозможные, бесконечные бедствия. Ныне время помощи, ныне вспомни, что ты вскормлена моей грудью! Воздай мне, если ты получила от меня когда-либо что-либо! Умилосердись надо мной! Жжет меня этот огонь, но не сжигает. Умилосердись надо мной! Меня в этих мукахснедает отчаяние. Умилосердись надо мной, дочь моя, подай мне руку и выведи меня из этого места.”

Когда я отказывалась это сделать, боясь тех страшных стражей, которые тут стояли, она снова причитала со слезами: “Дочь моя! Помоги мне. Не презри плача твоей родной матери! Вспомни мою болезнь в момент твоего рождения! Не презри меня! Погибаю в огне геенском.” Ее вопль вызвал у меня слезы, я начала также стенать». (Еп. Игнатий. Отечник. С. 541. № 177).

А вот небольшой текст про Рай: Что мы будем делать в раю? 

Помоги Вам Бог!

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *