История ослика, на котором ехал Христос

Ослёнку шел уже третий год. Он родился позапрошлой весной в селении, вокруг которого росло много смокв — деревьев, на которых вызревает сладкий инжир. Правда, ходить туда осленку не разрешалось. От животных сады были обнесены изгородью из длинных жердей, через которые не смог бы перепрыгнуть даже взрослый осел. Но однажды осленок все же побывал там.

Была пора сбора урожая. Под конец дня хозяин запряг маму-ослицу в повозку, чтобы забрать собранный за день инжир. А где мама — там и осленок! Хозяин открыл ворота в изгороди, повозка заехала в сад. И пока сыновья хозяина грузили на повозку корзины с инжиром, осленок успел пробежаться между деревьев.

В траве под смоквой лежали опавшие перезрелые ягоды. Осленок подобрал их своими шершавыми губами и попробовал жевать. Ягоды оказались очень сочными и сладкими. Ничего вкуснее в своей жизни он еще не пробовал! Осленок побежал под другое дерево — а вдруг там тоже есть понравившееся лакомство. Но тут мама-ослица увидела, что осленка нет рядом, и встревоженно закричала «иа-иа». Услышав мамин голос, малыш тут же оставил поиски и со всех ног кинулся к повозке.

Чудесный город

На следующий день хозяин повез собранный урожай в Иерусалим. Дорога туда была не очень долгой, зато очень интересной. Нужно было сначала подняться на пологую Елеонскую гору, а потом спуститься в Иерусалим по ее западному склону. Осленок весело бежал рядом с повозкой и с любопытством смотрел по сторонам. Но когда дорога перевалила через вершину горного отрога, он замер в изумлении.

Внизу перед ним лежал огромный прекрасный город. Обнесенный высокими стенами из светлого камня, он весь был залит солнечным светом и напоминал драгоценное украшение, которое жена хозяина надевала по праздникам себе на шею. Стену укрепляли высокие башни с воротами, через которые в город въезжали караваны с товарами. А на горе сиял золотом и белоснежным мрамором ослепительный храм. Это было так красиво, что ослик даже зажмурил глаза, чтобы не ослепнуть от открывшегося зрелища. Но повозка с хозяином уже катилась неспешно вниз по дороге. И осленок поспешил догнать маму-ослицу, чтобы она не волновалась.

Потом он еще много раз приходил в Иерусалим вместе с мамой и хозяином по разным надобностям. Но эта первая поездка запомнилась ему как-то особенно. Всякий раз, когда он вспоминал солнечный город с башнями и храмом, осленка посещало странное волнение. Как будто что-то очень важное должно было произойти в его жизни, связанное с этой дорогой, с этим городом…

Впрочем, осленок не особенно об этом задумывался. Он просто бегал по траве возле дома, пил вкусное мамино молоко, нюхал цветы, играл с теленком, когда их выпускали попастись вместе. Короче, осленок рос точно так же, как и все остальные ослята в Иудее. До поры его не использовали в хозяйстве: чтобы ослика нагружать поклажей, нужно, чтобы у него окрепла спина. Поэтому на нем никто не ездил, его не запрягали в повозку, не клали на спину тюки с товарами. И нужно сказать, ослику очень нравилась такая привольная жизнь.

Зачем этим людям наш ослик?

Для ослика это был самый обычный день. Вместе с мамой-ослицей он стоял, привязанный возле ворот, и ждал, пока выйдет хозяин. Но тут случилось то, чего раньше никогда не было. Двое незнакомых мужчин вдруг подошли к воротам и стали отвязывать его. Ослик очень удивился: как так? Ведь отвязывать животных может только их хозяин. Эти люди поступают неправильно!

И точно! Из ворот выбежал рассерженный хозяин, а вслед за ним — два его сына. Хозяин крепко схватил незнакомца за рукав:

— Что ты делаешь? Зачем отвязываешь моего осленка?

Рослые сыновья хозяина грозно нависли над пришлыми людьми. Еще мгновение, и им придется несладко. Но странное дело, мужчины совсем не испугались. Один спокойно отвязал повод ослика, другой, повернувшись к возмущенным хозяевам, сказал:

— Осленок нужен Иисусу. Он послал нас взять его.

Мозолистая ладонь хозяина разжалась, он отпустил рукав незваного гостя.

— Как? Иисус из Назарета снова пришел к нам?

— Да. Он остановился в Вифании, как обычно.

Мужчины взяли ослика за поводья и повели по дороге, ведущей в соседнее селение. Хозяин смотрел им вслед, прикрывая ладонью глаза от солнца.

— Отец, почему ты отдал этим людям нашего осленка? — с изумлением спросили его сыновья.

— Дети, даже если бы Иисусу понадобился мой дом со всем хозяйством, я бы с радостью отдал его, не задумываясь.

— Кто же это такой? Быть может, он могущественный князь, который щедро наградит нас за услугу?

— Дети, поверьте мне, ни один князь не обладает таким могуществом. Вы слышали, как неделю назад в соседней Вифании воскрес умерший Лазарь? Он уже четыре дня лежал мертвый в погребальной пещере. Но тут из-за реки Иордан пришел его друг Иисус и воскресил его.

— Да, отец, мы слышали об этом и ходили смотреть воскресшего Лазаря. Там было много людей из разных мест, даже из Иерусалима. Все они тоже хотели увидеть человека, который был воскрешен из мертвых. Но как же Иисус смог сделать такое?

— Люди говорят, что Он просто подошел к пещере, велел отвалить камень от входа и сказал: «Лазарь, выходи». И Лазарь ожил. Он вышел к людям в погребальных пеленах. Сейчас он живет в своем доме, как и прежде.

— Но разве может человек сотворить такое чудо?

— Говорят, что Иисус не простой человек. Многие верят, что Он Мессия — тот самый царь, которого Бог обещал послать нашему народу в последние времена. Он должен быть из рода великого царя Давида. Мессия освободит нашу землю от захвативших ее римлян и будет править нами мудро и справедливо. А всем известно, что Иисус — как раз потомок Давида.

— Но для чего же Иисусу понадобился наш осленок? — сыновья с недоумением посмотрели друг на друга.

— Я и сам пытаюсь это понять, — задумчиво произнес хозяин. На лбу его бугрились морщины, взгляд был сосредоточен, как будто он решал какую-то сложную задачу. Вдруг он всплеснул руками и восторженно посмотрел на сыновей.

— Вспомнил! У древнего пророка Захарии сказано про Мессию: «Не бойся, дочь СионаТак именуется у пророков город Иерусалим с его гражданами. Сион — самый высокий из холмов, на котором он был расположен. — А. Т., вот Царь твой грядет, сидя на молодом осле». Неужели это время пришло? Неужели Иисус собирается войти в Иерусалим на нашем осленке?

— Вот это да! Отец, можно мы пойдем и посмотрим, что там будет?

— Не можно, а нужно. Я и сам немедленно отправляюсь вместе с вами в Вифанию.

И все трое поспешно зашагали по пыльной дороге вслед мужчинам, уводящим их осленка.

По дороге из молодой листвы

А осленок тем временем послушно шел в соседнее селение за своими новыми погонщиками. Он видел, что хозяин сам отдал им поводья. Значит, ничего плохого с ним не сделают.

Еще не доходя до Вифании, ослик увидал на обочине дороги множество народа. По разношёрстной одежде видно было, что пришли они сюда из разных мест. Одни расположились под деревьями на молодой травке. Другие собрались небольшой компанией и оживленно переговаривались о чем-то. Отдельно от других стояли люди в дорогих облачениях, расшитых золотом. Это были иерусалимские богачи — владельцы окрестных полей, садов и пастбищ. Неподалеку стояли их слуги, держа в поводу хозяйских коней.

Все эти люди пришли сюда, чтобы увидеть знаменитого Иисуса и воскрешенного Им Лазаря. Поэтому, когда Иисус вышел из дома в окружении своих учеников, разговоры и шум тут же прекратились. Народ ждал, что же скажет им Тот, Кто может воскрешать мертвых.

Но Иисус ничего не говорил. Он вышел как раз в тот момент, когда двое провожатых подвели к дому осленка. Ученики сняли с себя накидки и постелили их осленку на спину вместо седла. А Иисус сел на него верхом. Осленок очень удивился и встревожился. Еще никто не садился на него. Вдруг это будет больно или опасно для здоровья? Он встревоженно закрутил головой. Но Иисус ласково погладил его по шее. От прикосновения теплой сильной ладони осленок тут же успокоился. Он решил, что этот Человек, видимо, знает, что делает. И не причинит ему вреда.

Иисус тронул поводья. Осленок послушно шагнул вперед. И тут все вокруг, будто по команде, стали кричать:

— Иисус, спаси нас! Благословен Ты, пришедший во имя Господне! Благословенно Твое царство, сын Давида!

По дороге к толпе сопровождающих Иисуса присоединялось все больше и больше людей. Кто-то из них забегал вперед, срезал с деревьев ветви с молодой листвой и выкладывал ими дорогу перед будущим царем. А кто-то снимал с себя одежду, и ею устилал путь пришедшего Мессии.

Ослик сначала пытался обойти сброшенные накидки. Но их становилось все больше и больше. Вот уже вся дорога перед ним покрыта облачениями собравшихся людей. Тогда ослик осторожно сделал шаг и наступил на чей-то плащ. Никто его не ругал. Наоборот, все вокруг радовались и размахивали букетами из срезанных веток пальмы и других деревьев.

И вот уже ослик спокойно идет по сброшенной одежде вниз, по склону Елеонской горы. А где-то в толпе рядом с ним идут его хозяева и тоже радуются вместе со всеми. Еще бы! Люди встречают своего царя! Ученики Иисуса прямо так и называли Его, когда кричали: «Благословен Царь, пришедший во имя Господне!» — и вслух вспоминали перед людьми все чудеса Иисуса, которые Он совершил на их глазах. А люди еще больше радовались и тоже кричали:

— Слава нашему царю! Иисус, Сын Давидов, спаси нас!

Почему заплакал Иисус?

Правда, были в толпе и те, кому очень не понравилось все это шествие. Их называли фарисеями. Это были очень уважаемые в народе люди, строго соблюдавшие все правила иудейского религиозного закона.

Когда они увидали, что Иисусу воздают такие почести, они возмутились до глубины души: ведь Иисус нарушал их правила — исцелял людей в субботу. Как же можно Его прославлять?

Некоторые из них пробились сквозь окружавших Иисуса учеников и недовольно сказали Ему:

— Учитель, запрети своим ученикам называть Тебя царем, посланным от Бога.

Иисус выслушал их. Потом указал на обломки скал на обочине горной дороги. И ответил:

— Говорю вам, если я запрещу ученикам так говорить, тогда вместо них об этом начнут кричать вот эти камни.

Фарисеи не нашлись, что на это ответить, и отошли в сторону. Действительно, не одни только ученики восхваляли Иисуса, но весь народ. Как тут запретишь?

Тем временем процессия уже почти подошла к городским стенам Иерусалима. И тут произошло нечто странное.

Иисус жестом велел ученикам остановиться. Слез с ослика, посмотрел на город. И… заплакал! Ученики с недоумением смотрели на Него. \

А Иисус, утерев слезы, сказал:

— Иерусалим, о если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду. И разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.

Ослик ничего не понял из сказанного. Не поняли и ученики. Ведь вокруг — праздник! Царь вернулся в свой город! Теперь вся жизнь народа пойдет по-другому!

Ослик не знал, что спустя всего несколько дней эти же люди будут кричать римскому правителю, указывая на избитого до крови Иисуса:

— Распни Его! Пускай Его кровь останется на нас и на детях наших!

А потом, стоя у креста, на котором умирал Иисус, будут хохотать и говорить:

— Других спасал, а себя не можешь? Сойди с креста, тогда мы поверим, что Ты — Сын Божий!

И уж совсем не мог ослик предположить, что еще через три дня Иисус воскреснет из мертвых, встретится со своими учениками, утешит их, а потом — вознесется на небеса к своему Отцу. А созданная Им Церковь тысячелетиями будет вспоминать, как молодой осленок под восторженные крики толпы ввезет на своей спине в Иерусалим иудейского Царя, способного воскрешать мертвых.

Ничего этого ослик не знал. Он лишь послушно шел по расстеленным на дороге одеждам в городские ворота. И успокаивался, чувствуя на шее ласковое прикосновение большой теплой ладони.

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *