«Это явно больной человек. Нет смысла искать причину, почему он так поступил» — психотерапевт о «казанском стрелке»

Константин Ольховой, врач-психиатр и психотерапевт

Серийные убийства, массовые убийства, подобные случившемуся в Казани — за этими преступлениями всегда стоят психиатрические проблемы. Ни одно из них не может быть рассмотрено в рамках аффектов. Аффект — это когда один ученик сказал другому гадость, и тот ему в ответ стулом ударил по голове. Но здесь человек шел на преступление, понимая, что конкретно он будет делать. 

Кто выдал ему лицензию на оружие? Как он прошёл медкомиссию в военкомате? Кто был его участковым? Вот вопросы, которые у меня возникают. К нему самому у меня их меньше всего — это явно больной человек. Нет смысла искать причину, почему он так поступил. 

Культивируется миф, что такие катастрофы происходят в результате школьной травли. Нет. Здесь другая история. Этот юноша закончил школу 4 года назад. Ни о каком буллинге не может идти и речи. Он убивал не тех, с кем учился, не тех, кто мог его обидеть, он шёл реализовывать бредовые фантазии, которые возникли у него в голове. А возникнуть там могло все что угодно. Он мог увидеть угрозу в метрополитене, и открыть стрельбу там, ведь навязчивая идея была в самом факте стрельбы. Его действия невозможно объяснить, они непредсказуемы: мы имеем дело с психически нездоровым человеком. 

Так как же стало возможным то, что с виду нормальный человек, за которым окружающие не замечали ничего особенного, идёт и убивает людей? Я, как психиатр, скажу, что это частое явление, когда у нас никто ничего не замечает, или не хочет замечать. Если сейчас начать задавать прицельные вопросы его родителям, то наверняка они дадут кучу положительных ответов на наводящие вопросы. 

Это как с родителями наркоманов. Зачастую самые близкие люди не замечают очевидных фактов: появления дома шприцов, вспышек агрессии, странного шмыганья носом. Если ваш близкий резко изменился — сигнал, что в его психике пошло что-то не так. 

Тревожными «звоночками» могут стать изменения и в бытовом поведении: привычки, навыки опрятности. Например, человек перестал мыться или начал ложиться спать в одежде, высказывать странные идеи. Речь идёт не о тех случаях, когда что-то из перечисленного произошло единожды. Диагностика — в отслеживании изменений, когда было по-одному, а стало по-другому. 

Кроме того, у нас в обществе существует панический страх психиатрического диагноза. Как же так, признать, что у моего ребёнка или родственника что-то не так?! Табуированность темы психического здоровья — это ещё одна серьёзная проблема. А ведь многих трагедий можно было бы избежать, если бы люди регулярно наблюдались у психологов и психиатров. 

Дело в том, что все психиатрические заболевания, как правило, имеют наследственный компонент. Эти гены могут проявиться, а могут и нет. Если у человека есть эта болезнь, она долгое время может находиться в стадии компенсации, но травмирующее обстоятельство может ее сорвать и вызвать манифест болезни. Тяжело перенесённый грипп, сломанная нога — любая гипер-встряска организма, необязательно психотрамва, могут вызвать эту декомпенсацию. 

Простым языком говоря, не может быть такого, что человека обижали и он стал психически нездоровым. Он и был нездоровым. Здоровый человек не попадет под чье-то влияние, не станет вовлекаться в секты или радикальные течения. Так что миф считать, что можно насмотреться компьютерных игр и начать убивать. Такое отклонение может появиться только у больного человека. Как и под гипнозом человек не сможет сделать того, что не смог бы сделать без него. 

Если проблема существует, то регулярные проверки у психотерапевта помогут ее обнаружить ее и вовремя предотвратить опасные последствия. Это к слову о том, что каждому человеку необходимо проходить обследование у психиатра, тем более, когда речь идёт о выдаче водительских прав или лицензии на оружие. 

Вопрос не в том, как предсказать агрессивное поведение, а в том, как вычислять людей с нарушениями психики. Перед нами встает проблема отсутствия психиатрической диагностики и психиатрической помощи, потому что оказать ее лицам до 15 лет невозможно без согласия родителей пациента, а после — без согласия самого человека.

Это дырка в нашем психиатрическом законодательстве — одном из самых либеральных в мире. У нас есть основополагающий документ «Закон о психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании», нарушение которого грозит психиатру уголовной ответственностью. По этому закону ничего нельзя сделать без добровольного согласия пациента, кроме тех случаев, когда он явно представляет опасность себе, окружающим или не может сам о себе позаботиться. 

Однако эти указания очень редко бывают явными. Явные — это уже тогда, когда больной идет по школе с оружием в руках. Пока этот закон не будет как-то изменён и доработан, у нас будут происходить вот такие страшные вещи.

Читайте также:

Трагедия в Казани: как Бог допустил такое? — отвечает священник, директор казанской православной гимназии

Почему Бог допускает смерть детей? И как поддержать человека в такой утрате?

Сообщение «Это явно больной человек. Нет смысла искать причину, почему он так поступил» — психотерапевт о «казанском стрелке» появились сначала на Православный журнал «Фома».

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *