«Это Рождество должно стать незабываемым» — что не так в этом стремлении родителей?

Собираясь написать об этом, я обдумывала пару личных озарений и запомнившихся детям праздников. Можно было бы рассказать о рождественских фильмах и книгах или о том, как мы ставили рождественский спектакль про пингвина, зайца и медведя по родившемуся за час сценарию, или… Но внезапно «озарило» еще раз. И я подумала: доколе?

Доколе мы будем топать по дорожке, проторенной американским кинематографом? Незабываемое Рождество, веселое Рождество, волшебное Рождество, лучшее в мире Рождество. Рождество само по себе – без Родившегося, зато с волшебником-сантой.

Нет, конечно же мы правы с точки зрения педагогики: яркие эмоции лучше запоминаются. Значит, если хочешь, чтобы ребенок запомнил и полюбил христианские праздники – сделай их незабываемо счастливыми. Всё логично. И – оставим кинематограф – традиция празднования Рождества именно как самого чудесного, самого, может быть, «детского» праздника установилась еще до революции. И замечательно! Но это только половина вопроса.

Вторая половина – в смысле самого праздника. Понятно, чему мы так радуемся. Господь наконец-то пришел на землю всех нас спасать. Но если чуть более точно? Бессмертный Бог пришел в юдоль страданий – страдать и умирать. Богородица держит на руках первое и единственное Дитя, точно сознавая, что Он умрет мучительной смертью в расцвете лет. Да, Она знает также, что Он Мессия, Спаситель, и все вот эти правильные слова… Но Он очень скоро будет умирать на Кресте на Её глазах, и от слов – не легче. Трагизма в основе праздника Рождества – не меньше чем радости.

«Это Рождество должно стать незабываемым» — что не так в этом стремлении родителей?

И если взглянуть в таком свете, то на миг понятно, как цинично смешны наши елки, застолья, гирлянды и побрякушки в свете того, что Господь рождается – на смерть. И что же тогда? Не праздновать? Нет, удивительным образом именно Богородица показала нам правильное отношение к «побрякушкам».

Важная сцена праздника, которая стала и основой иконографии, и основой «народной проповеди» – вертепа – это поклонение волхвов. На иконах Рождества Христова три фигурки этих языческих мудрецов – волхвов – то едут верхом по горам, то уже стоят у самой вифлеемской пещеры. В их руках золото, смирна и ладан – драгоценные Дары древнего мира, которые перед лицом Спасителя и Его Матери – лишь побрякушки. Смешные камешки. Подарок от людей пришедшему на Жертву Человеку и всё понимающей Его Матери.

Люди в лице волхвов и пастухов радуются и ликуют, хотя Господь прекрасно знает цену человеческому ликованию – она такая же, как у ликования кричавших «Осанна» в Иерусалиме. «Осанна», которую сменит крик «Распни Его!» будет на тридцать три года позже, но для Бога это ведь не срок.

Так вот. Эти смешные и непостоянные люди принесли свои смешные и тленные дары, свою сиюминутную радость – и Богородица приняла её. И Господь принял. Как Родитель он принимает смех и благодушие детей, прекрасно сознавая, сколь скоро веселье сменится истерикой, обидой и криком: «Я тибя не люблу!». Радуются люди – пусть радуются. Радуясь – учатся, может быть, благодарить. Лишь бы не забывали, Кому они радуются.

Лишь бы радость Рождества не становилась весельем ради веселья, «движухой» ради «фоточек и воспоминаний». Нет, воспоминания – тоже прекрасно. Это наши якоря и наше богатство. Но пусть они будут глубже, чем только незабываемый фейерверк, удивительный сценарий и волшебный декор.

А применительно к ушедшему году… Я не знаю. У меня нет рецепта. Точно знаю, что нет настроения только веселить и развлекать. Даже ставшие у нас традиционными рождественские пряники мы никак не начнем печь. Возможно, в этом году было бы правильно печь пряники в подарок врачам. Как вот их только передать – в Красную зону?

И нет, я сейчас не про уныние, «мы все умрем» (хотя когда-нибудь умрем, конечно), не о том, что надо по уши погружать детей в правду жизни. Но хотя бы не лакировать без меры эту правду литрами околорождественского голливудского фольклора, хотя бы следить за дозой патоки – наверное надо. Пора.

Как конкретно сместить фокус восприятия с «патоки» на смысл праздника? Не скажу, что у меня «проверенная» схема, но в нашей семье принято примерно так. За день-два до службы я стараюсь почитать детям о событиях Рождества (у нас есть интересный вариант детской Библии – в нем события евангельской истории разбиты по главам «Праздники», такую книгу очень удобно читать как раз накануне праздничных служб).

В сам праздник мы по возможности ездим на ночную службу Рождественскую службу, это совершенно незабываемый опыт. И еще стараемся не назначать на Рождество утренников-концертов и прочей новогодней мишуры, отвлекающей от событий праздника. Если покупаю билеты на представление, ищу их на 8 января и далее. А в Рождество мы гуляем, потом устраиваем домашний праздник с небольшим концертом и разговением или идем к друзьям. Так этот день остается для нас достаточно камерным, и мало какое впечатление может соседствовать по яркости с ночной службой в храме.

Сообщение «Это Рождество должно стать незабываемым» — что не так в этом стремлении родителей? появились сначала на Православный журнал "Фома".

Фома

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *