7 ноября – день памяти преподобноисповедницы Матроны (Власовой)

Текст Надежды Муравьевой

Преподобноисповедница Матрона (в миру Матрона Григорьевна Власова) родилась в селе Страхова Пуза Ардатовского уезда Нижегородской губернии (теперь село Суворово Дивеевского района). Жители села отличались набожностью и благочестием. Преподобноисповедница Матрона — пятая из числа мучеников за Христа, вышедших из этого села, другие четверо – почитаемые многими Пузовские мученицы Евдокия, Дария, Дария и Мария.

Одну из послушниц святой Евдокии Господь оставил как свидетельницу жизни и страданий Пузовских мучениц. После кончины Дунюшка явилась ей стоящей «среди горнего Иерусалима у Престола Божия». Про девушек, расстрелянных с ней, сказала: «И им хорошо, но только они не со мной». Потом добавила: «Около меня тоже будет девушка…». Но не велела об этом никому говорить, потому что та была еще жива.

Родилась Матрона Власова в 1889 году. Ее родителями были крестьяне Григорий Степанович и Екатерина Павловна. На день ее рождения, 6 (19) ноября, пришелся праздник семи дев-мучениц, пострадавших во время гонений Диоклетиана в Анкире в III веке. Одну из них звали Матроной, в честь нее и нарекли во святом крещении будущую дивеевскую святую.

Шести лет от роду Матрона осталась без отца и матери и была отдана на воспитание в Серафимо-Дивеевский монастырь, где уже много лет подвизалась ее тетя, монахиня Калерия (в миру Власова Дарья Степановна), которая несла послушание закройщицы и старшей в швейной мастерской обители.

Монастырский приют для девочек, в котором воспитывалась Матрюша, как ласково называли ее дивеевские сестры, находился под Высочайшим покровительством Императрицы и назывался «Церковно-приходская школа и приют имени Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны».

У девочки обнаружились способности к рисованию, и она поступила на обучение к живописцам, а потом живопись стала ее послушанием. Матрона также имела хороший слух и пела на клиросе.

В монастыре была большая живописная мастерская. В ней сестры не только писали иконы, но и сами заготовляли доски, делали киоты, золотили рамы. У каждой была своя специальность. Незадолго до закрытия монастыря создали отдельную иконописную мастерскую. В послушании и молитве инокиня Матрона прожила в обители до самого ее закрытия.

21 сентября 1927 года в монастырь приехал уполномоченный и в тот же день, вызвав игумению Александру (Траковскую), объявил ей решение народного суда о выселении монашествующих из обители.

Инокиня Матрона вместе с тремя дивеевскими сестрами поселились в селе Кузятове Ардатовского района Горьковского края. Раньше в монастыре они были певчими и составляли хороший хор. Теперь сестры прислуживали в сельской церкви в честь Вознесения Господня, зарабатывали рукоделием. Верующие люди сочувствовали им. Часто их навещали крестьянки: заходили спросить совета и даже приносили своих больных детей с просьбой помолиться о них, покропить святой водой.

Матушки вели жизнь тихую и мирную, но и это вызывало недовольство местной власти. В апреле 1933 года инокиня Матрона была арестована вместе с проживавшими с нею сестрами. Их обвинили в том, что они, «имея классовую ненависть к советской власти, в организационном порядке систематически вели антисоветскую агитацию, направленную к срыву колхозно-политических кампаний, распространяли провокационные слухи о войне, голоде и падении существующего строя».

21 мая 1933 года инокиня Матрона была приговорена к трем годам заключения и отправлена в Дмитровский концлагерь в Московской области. Вернувшись, матушка поселилась в селе Веригине Арзамасского района Горьковской области. Здесь был храм в честь Покрова Божией Матери. Инокиня Матрона устроилась при церкви сторожем и уборщицей. Читала, пела на клиросе. Жила также и тем, что ей подавали за чтение Псалтири по усопшим.

10 ноября 1937 года матушку арестовали во второй раз. В этот же день в Арзамасском районном отделе НКВД инокиню Матрону вызвали на допрос, где ее обвинили в принадлежности к контрреволюционной церковно-фашистской диверсионно-террористической организации. Она ответила: «Виновной я себя не признаю и давать показания категорически отказываюсь». На этом допрос закончился. Как выяснилось впоследствии, по этому делу осудили тридцать девять человек.

Тринадцать приговорили к расстрелу, а остальных, в их числе и мать Матрону, — к заключению в исправительно-трудовом лагере. Десять лет предстояло там провести матушке. Но сначала ее полгода продержали в Горьковской тюрьме и только после этого объявили приговор. Инокиню Матрону этапировали в Казахстан, в Карагандинский лагерь (Карлаг).

С Божией помощью преодолев трудный путь, мать Матрона весной 1938 года прибыла на станцию Карабас, откуда была направлена в Караджарское отделение. Оно находилось в тридцати километрах от административного центра Карлага — поселка Долинка. Здесь матушке предстояло прожить до ноября 1947 года.

В лагере инокиня Матрона была на тяжелых общих работах, потом — в больнице уборщицей. Начальство Карлага отмечало ее добросовестный труд и скромное поведение. Как рассказывала матушка, в заключении с них снимали нательные кресты, отбирали припрятанные иконы, книжечки с молитвами. Но заключенные делали крестики из лучинок и хлебного мякиша. У самой инокини Матроны серебряный крестик с цепочкой был зашит в одежде. С ним, а также с небольшой иконой Божией Матери «Взыскание погибших» она не расставалась все семнадцать тяжких лет неволи.

Прожив три года в заключении, инокиня Матрона направила наркому внутренних дел заявление с просьбой о пересмотре ее дела и освобождении, но этот шаг оказался безуспешным.

Полностью отбыв срок наказания, инокиня Матрона освободилась из Карагандинского лагеря в 1947 году. Вместо паспорта у нее на руках были временное удостоверение и справка об освобождении. Снова ей пришлось искать пристанище. Душой она стремилась к родной, любимой с детства обители, но монастырь был разорен, и она выбрала для жительства село Выездное близ Арзамаса. Здесь была действующая церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери — одна из немногих, сохранившихся в округе, и при ней селились некоторые дивеевские сестры. Главным занятием инокини Матроны по-прежнему было служение в церкви. Зарабатывала она на жизнь тем, что вязала платки, чулки, варежки.

19 октября 1949 года инокиню Матрону вновь арестовали. На этот раз ее обвиняли в основном по материалам старого дела 1937 года.

Виновной инокиня Матрона себя не признала и никого не оговорила. И снова приговор: ссылка на поселение на неопределенный срок. Матушку выслали в село Каменка Луговского района Джамбульской области Казахской ССР.

Брат инокини Матроны, Андрей Григорьевич Власов, в 1954 году написал ходатайство о помиловании сестры в Президиум Верховного Совета РСФСР. Его сын, Николай Андреевич Власов, работавший в Дивеевском суде, помог отцу грамотно составить это письмо. В нем брат просил разрешить Матроне Григорьевне, которой тогда было уже шестьдесят пять лет, переехать к нему.

Последние годы жизни инокиня Матрона провела в родном селе. Брат устроил для нее келию в деревянной пристройке к своему дому. После разорения Серафимо-Дивеевского монастыря в 1927 году он вывез на подводе к себе в дом все ее имущество и хранил его.

Племянницы матушки вспоминают, как детьми приходили к ней и с любопытством рассматривали старинные вещи: деревянную кровать с шишечками, шкаф с чайной посудой и медный тазик — каких они тогда ни у кого не видели. Весь святой угол у матушки был увешан образами, среди которых — большая икона Божией Матери «Умиление» ее собственного письма. Односельчане и родственники вспоминают, что матушка была смиренной, тихого нрава и очень молчаливой. Родных она называла на «вы» и по имени-отчеству.

Поселившись в семье брата, мать Матрона старалась не быть родным в тягость. Подрабатывала тем, что вязала платки, вышивала, писала и подправляла иконы.

Храм в селе Пуза был закрыт, и службы дивеевскими сестрами и сельчанами «правились» по домам, несмотря на многочисленные запрещения и преследования. В селе «служили» одновременно в нескольких домах. Инокиня Матрона ходила на молитву в дом монахини Мелетии, а причащаться в большие праздники ездила в Арзамас, в село Выездное на автобусе или попутных машинах. На два-три дня останавливалась там у дивеевских сестер. Очень любила матушка приезжать в Дивеево, обходила разрушенные храмы, подолгу молилась на Святой Канавке (вернее, на той тропинке, где она когда-то пролегала).

Примерно за год до смерти мать Матрона слегла: здоровье было подорвано тяжелыми трудами в заключении. У нее хранилась монашеская одежда – подрясник и апостольник – в которой она просила себя похоронить. Еще просила на погребении закрыть ей лицо. Инокиня Матрона мирно скончалась 7 ноября 1963 года.

В последний путь матушку пришли проводить дивеевские сестры из села Пуза и Арзамаса. Похороны были тихими и немноголюдными. Благоговейные односельчанки решили похоронить инокиню Матрону без участия мужчин: две женщины выкопали яму для погребения слева от могилы мучениц Евдокии, Дарии, Дарии и Марии, где матушка и завещала себя положить.

6 октября 2001 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II было принято решение включить инокиню Матрону (Власову) в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Более 40 лет спустя после кончины преподобноисповедницы Матроны жителям села Суворова вспомнилось предсказание преподобномученицы Евдокии о том, что около нее будет еще одна девушка. Явление святой повторялось дважды. Слова старицы Евдокии надолго запомнились сельчанам, но тогда, конечно, никто не догадывался, какая девушка будет рядом с ней.

Ею оказалась преподобноисповедница Матрона Дивеевская. Впоследствии, когда инокиня Матрона была прославлена и были подняты ее святые мощи, людям стал понятен смысл предсказания блаженной. Как известно, перед своей кончиной инокиня Матрона завещала похоронить себя рядом с мученицей Евдокией, что и было исполнено. Удивительно, что в течение стольких лет (с 1919 года) это место никем не было занято, хотя многие наверняка желали бы быть похороненными вблизи Пузовских мучениц. Преподобноисповедница Матрона и телом легла около святой мученицы Евдокии, и духом рядом с ней предстоит у Престола Святой Троицы. Мощи же преподобноисповедницы Матроны пребывают в Казанской церкви Дивеевского монастыря.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.

Официальный сайт Нижегородской митрополии

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *